Finance Business Service
ул. Антоновича, 72/74 03150 Киев, Украина
+38 044 498 56 40, info@fbs-group.com
Пн-Пт с 08:00 до 19:00 Киев
Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages
Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages
Только буквы и пробелы (от 2 до 30 символов)
Введите номер, пример +380777777777

Пятая “антиотмывочная” директива ЕС: Эстония готова выполнять суровые требования

Как мы уже писали ранее, 14 мая 2018 года решением Совета ЕС была принята директива, регулирующая европейские правила, направленные на предотвращение отмывания денег и финансирования терроризма. Эти правила являются пятым по счету и последним обновлением Европейской “антиотмывочной” Директивы, за что и получили условное название The Fifth Anti-Money Laundering Directive или 5AMLD (официальное название документа: «Директива 2018/843/EU Европейского Парламента и Совета Европейского Союза о внесении поправок в Директиву 2015/849/ЕU о предотвращении использования финансовой системы для отмывания денег и финансирования терроризма, а также о внесении поправок в Директивы 2009/138/EC и 2013/36/EU»).

5AMLD была опубликована в официальном журнале ЕС (англ. Official Journal of the European Union) 19 июня 2018 года и через 20 дней после публикации вступила в силу.

Следует отметить, что государства, которые являются членами ЕС, должны привести свое законодательство в соответствие с требованиями 5AMLD до 10 января 2020 года. Преследуя цели увеличения надежности и прозрачности в предпринимательской среде, Эстония учла соответствующие тенденции в новой редакции Закона о противодействии отмыванию денег и финансированию терроризма, и не собирается медлить с выполнением требований Евросоюза в борьбе с отмыванием денег.

Уже с 1 сентября 2018 года все компании с регистрацией в Эстонии обязаны внести в Коммерческий регистр сведения о своих фактических выгодоприобретателях.

Под фактическими выгодоприобретателями подразумеваются физические лица, которые прямо или косвенно владеют предприятием или иным образом осуществляют его контроль. Прямым собственником является физическое лицо с более 25% права собственности или доли в компании. Если же 25% доли или права собственности принадлежит другому предприятию, подконтрольному физическому лицу – такое лицо выступает косвенным собственником компании. Кроме этого, фактическим выгодоприобретателем признается физическое лицо, которое (без привязки к доли владения) другим способом (к примеру, на основании соглашения акционера либо пайщика, или другого договора):

  • имеет полномочия контроля ключевых решений компании (в первую очередь, назначение органов управления) и
  • фактически может использовать более 50% голосов.

Есть ли категории эстонских компаний, для которых не является необходимым установление фактического выгодоприобретателя? Да, в категорию исключений отнесены:

  • квартирные товарищества;
  • биржевые предприятия;
  • домовые товарищества;
  • некоторые целевые учреждения.

В остальных случаях правление компаний Эстонии должно задекларировать в Коммерческом регистре данные своих фактических выгодоприобретателей до 1 сентября этого года.

Как это происходит?
  • Правление должно получить уведомление о фактических выгодоприобретателях от пайщика или акционеров коммерческого товарищества, которые в свою очередь обязаны такое уведомление предоставить;
  • Далее эта информация должна быть передана правлением компании в Коммерческий регистр;
  • Данные публикуются в информационной системе Коммерческого регистра.
Какие именно данные о фактическом выгодоприобретателе нужно предоставить в Коммерческий регистр?
  • Имя фактического выгодоприобретателя, его личный код, страну личного кода (если личный код отсутствует – указывается место и дата рождения, а также страна проживания);
  • Данные о форме контроля указанным лицом.

С учетом вышеизложенной информации, очевидно, что чем раньше будет порядок в отношениях собственности, тем лучше. Конечно, компании с простой структурой владения в связи с новым требованием не понесут больших временных затрат. Но при более сложной структуре (особенно когда акционеры и пайщики находятся в других странах) – определение фактического выгодоприобретателя может превратиться в длительный и непростой процесс.

При регистрации новой компании сведения о фактическом выгодоприобретателе необходимо предоставить в Коммерческий регистр еще на стадии учреждения, во время подачи заявления о внесении компании в регистр. Если данные не изменились, во время подачи ежегодного отчета правление компании обязательно подтверждает верность ранее предоставленных данных. В случае изменения фактического выгодоприобретателя (или если данные о нем – неверные), новые сведения компания обязана предоставить в регистр в течении 30 дней с момента установления такого факта правлением компании.

Как быть, если установить фактического выгодоприобретателя на самом деле невозможно и для этого компанией были проделаны все нужные действия? В таких случаях в качестве фактического выгодоприобретателя указывается член высшего органа управления. При этом предприятию необходимо задокументировать все выполненные для установления фактического выгодоприобретателя действия и сохранить эти данные.

Санкции и штрафы

За неуказание фактического выгодоприобретателя или предоставление неверных данных – в новой редакции эстонского Закона о противодействии отмыванию денег и финансированию терроризма предусмотрена санкция до 300 штрафных единиц для физического лица (на текущий момент одна штрафная единица в Эстонии равна 4 евро, то есть до 1 200 евро) или до 400 000 евро для юридического лица.

За нарушение обязательства установления фактического выгодоприобретателя – денежный штраф в размере до 300 штрафных единиц (до 1200 евро) или арест для физического лица; денежный штраф в размере до 400 000 евро для юридического лица.

Такие изменения в законодательстве Эстонии уже с 1 сентября этого года связаны с серьезными намерениями Эстонии тщательно выполнять требования Евросоюза в борьбе с отмыванием денег. Уже в ближайшее время мы станем свидетелям подобных изменений в других европейских странах. В долгосрочной перспективе пятая “антиотмывочная” директива ЕС поможет создать общую платформу данных государственных регистров для контроля фактических выгодоприобретателей по всей Европе, преследуя цели увеличения надежности и прозрачности в предпринимательской среде, предотвращения уклонения от уплаты налогов, борьбы с отмыванием денег и финансированием терроризма.