Finance Business Service
ул. Антоновича, 72/74 03150 Киев, Украина
+38 044 498 56 40, info@fbs-group.com
Пн-Пт с 08:00 до 19:00 Киев
Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages
Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages
Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages
Только буквы и пробелы (от 2 до 30 символов)
Введите номер, пример +380777777777

Деоффшоризация по-русски: анонимы пока что могут спать спокойно

Russian_parlament

До конца месяца осталось совсем немного времени, а это значит, что российским налогоплательщикам уже скоро надо будет сообщать о своем участии в иностранных организациях. Если физическое или юридическое лицо владеет, хотя бы 10% капитала в любой зарубежной компании, об этом обязаны знать российские власти. Однако есть все шансы полагать, что действие «Антиоффшорного закона» наступит 1 сентября. Об этом говорят и в Минфине.

Также пока что не все понятно, что будет с иностранными трастами и фондами, в которых принимают участие российские граждане на правах учредителей или бенефициаров. По сути, они передают свое имущество и далее могут не позиционировать себя в качестве собственника. В связи с этим, до марта 2016 года такие организации проверяться не будут.

Чего ожидать после принятия закона?

Закон «О налогообложении прибыли контролируемых иностранных компаний и доходов иностранных организаций» призван регулировать следующие отношения:

  • налогообложение контролируемых иностранных компаний (КИК) будет осуществляться по новым правилам;
  • изменятся принципы налогового резидентства;
  • будет осуществляться контроль над выполнением межгосударственных соглашений в области избежания двойного налогообложения.

Что это принесет для экономики страны? В первую очередь, российским налогоплательщикам не удастся скрывать свои доходы, превратив их в доходы КИК. При этом за налогоплательщиком остается право получить полномочия контролирующего лица. Но только в том случае, когда он владеет более чем 50% капитала иностранной фирмы. В 2016 году эта цифра сместится к 25%.

Второй очень важный момент: до 1 января текущего года российские налогоплательщики регистрировались только на территории РФ. Начиная с 1 января, такой статус обретает и зарубежное предприятие, управляемое из России. При этом на собственника возлагается обязанность ведения отчетности, оплаты налогов в России. Владелец также признает свою компанию российским налогоплательщиком, однако она не будет носить статус КИК.

Третье нововведение – на фиктивные иностранные компании, созданные лишь для сокращения налоговых обязательств, выгоды от соглашения об избежании двойного налогообложения не распространяются.

Как же обстоят дела на самом деле? Эффективно закон о деоффшоризации начнет работать в том случае, если удастся доказать в российском суде, что контроль над иностранной организацией осуществляется из территории РФ. О таких действиях пока еще рано говорить, поскольку на сегодняшний день иностранная юрисдикция в праве и не предоставлять информацию о зарегистрированном предприятии. Эпоха автоматического обмена налоговой информацией придет в Россию лишь в 2018 году. В связи с этим вплоть до 2017 года собственники КИК не будут подвергаться штрафам и уголовной ответственности, но только в том случае, если налог будет уплачен в российский бюджет.

Также пока неизвестно, в каком виде будут предоставляться данные об обмене налоговой информацией и будут ли они достоверными.

Еще одним препятствием на пути к оффшорной прозрачности может стать российская политика налогового резидентства. По законам РФ, иностранцу необходимо получить статус налогового резидента, если за последний год он пребывал в стране ни много, ни мало, 183 дня. При этом доходы такого резидента регистрируются в налоговом органе. Если таковых доходов не имеется, то и декларацию резидент не подает. Соответственно, у налогового органа просто нет доступа к его загранпаспорту.

И не следует забывать о номинальных акционерах, которые всегда могут представлять вашу фирму за границей. При этом для государственных органов они будут обычными акционерами. Иностранные государства, предоставляющие открытые реестры своих компаний, не делят акционеров на номинальных и не номинальных. Да и отказаться от ведения такого реестра вполне возможно во имя сохранения коммерческой тайны, интеллектуальной собственности и капиталов своего предприятия.

Такую картину мы могли наблюдать при отказе Бермудских и Каймановых островов раскрывать налоговую информацию о своих бенефициарах, несмотря на официальные запросы Британского правительства, которому данные территории все же подчиняются.

Анонимам пока не беспокоится

Все вышеперечисленные препятствия будут возникать на пути у тех компаний, которые примут решение вести прозрачный и понятный бизнес. На помощь всем остальным придет оффшорная анонимность – дорогое, но вполне реальное удовольствие для владельцев иностранных компаний. При этом для желающих вернуть свой бизнес обратно в Россию никаких правовых гарантий не предусмотрено. Конечно же, есть обещание российского президента о том, что предприниматели, решившие легализировать свой бизнес в России, не будут подвергаться жесткому контролю. То есть бизнесменам пообещали, что не будут выяснять источники происхождения их капитала. Однако эксперты полагают иначе, вполне логично ссылаясь на рекомендации FATF. Этот орган создан специально для борьбы с отмыванием средств. Именно во избежание финансового терроризма государство просто обязано знать, откуда взялись деньги. Эта же информация должна находиться в свободном доступе органов того конкретного государства, где зарегистрировано предприятия. Как решение об амнистии для российских предпринимателей будет согласовано с требованиями FATF, покажет время.