Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages
Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages
Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages
Только буквы и пробелы (от 2 до 30 символов)
Введите номер, пример +380777777777

Проблема проверки надлежащих полномочий сторон сделки по NFT и объема переданных прав на объект, лежащий в основе NFT

Проблема проверки надлежащих полномочий сторон сделки по NFT и объема переданных прав на объект, лежащий в основе NFT

Из цикла публикаций «Правовые аспекты создания, маркетинга и продаж NFT по законодательству США», часть 4

Проблема аутентификации

Обычным ложным представлением является то, что NFT автоматически обеспечивает неизменное удостоверение своей подлинности. На самом деле, хотя НФТ позволяет увидеть блокчейн-адрес оригинального автора, для того чтобы знать, что физическое или юридическое лицо, связанное с этим адресом, является тем, кем утверждает, что является, имеет ли надлежащие права на связанное произведение, требуются определенные независимые средства проверки. Например, непосредственное взаимодействие с создателем NFT (но это решение может быть недоступным), либо следует воспользоваться услугами доверенного третьего лица для проверки автора. В любом случае, тем, кто работает с НФТ, следует быть осмотрительным с четкими заявлениями или юридическими заверениями в «подлинности».

Какие права приобретаются на базовое произведение?

Приобретение NFT не наделяет покупателя правами интеллектуальной собственности (далее – ИС), особенно авторскими правами, на связанное произведение. Согласно права США, весь комплекс прав принадлежит автору произведения, если они четко не были уступлены или переданы по лицензии другой стороне. В связи с этим, приобретение НФТ ничем не отличается от приобретения материального произведения искусства. Если покупатель картины или скульптуры может иметь в собственности материальное произведение, они обычно не приобретают все права ИС на это произведение (например, они не могут, если о ином не оговорено, создавать и продавать плакаты с изображением приобретенной картины).

Права, получаемые покупателем NFT, таким образом, как правило, урегулированы лицензией, предоставленной маркетплейсами, которые предлагают НФТ для продажи. Эта лицензия изложена в общих условиях маркетплейсов, которые в одностороннем порядке применяются ко всем NFT, которые предлагаются для продажи на маркетплейсе, или представлена индивидуальными лицензионными правами, которые применяются к произведениям отдельных авторов или правообладателей.

Большинство современных маркетплейсов предоставляют покупателю НФТ неисключительную лицензию, которую нельзя передавать, на использование, копирование и показ лежащих в основе NFT произведений для личного использования. Например, некоторые маркетплейсы предоставляют ограниченную лицензию на показ произведения только для цели продвижения «приобретения, собственности или части собственности» покупателя на базовое произведение (например, через социальные медиа), продвижение обсуждения произведения, показа произведения на других маркетплейсах или биржах для продажи или торговли НФТ или для показа произведения в пределах децентрализованных виртуальных пространств. В том случае, если условия пользования маркетплейсом не содержат никакого упоминания о лицензионных правах, у покупателя NFT не будет никаких прав ИС на произведение – разве что только лицензия на показ произведения для личного использования, которую можно истолковать как имеющуюся в виду.

Как правило, всяческое право на коммерциализацию произведения четко исключают из лицензии или оно предоставляется только для ограниченных целей. К примеру, Dapper Labs, компания, разрабатывавшая на первых стадиях НФТ CryptoKitties и NBA Top Shot, предложила форму NFT-лицензии для использования (Лицензия НФТ 2.0), позволяющая покупателю коммерциализировать произведение в рамках суммы 100 тыс. дол. США.

Стандартные правила использования NFT содержат определенные ограничения на то, как произведение, лежащее в основе НФТ, может быть использовано. Например, значительное количество лицензионных договоров, включая Лицензию НФТ 2.0, запрещает использование произведения вместе с медиа, изображающим ненависть, нетолерантность или насилие или иным образом нарушающим права других.

Поскольку покупатель NFT обычно получает лицензию на произведение, связанное с НФТ, каждая продажа NFT, таким образом, состоит из двух компонентов: «покупка-продажа» самого НФТ (право собственности на которое покупатель получает сразу); и ограниченная лицензия на базовое произведение Разница между покупкой и лицензией может иметь важные последствия в соответствии с нормами законодательства.

Согласно доктрине первой продажи «владелец конкретного экземпляра» произведения имеет право «продавать или иным образом распоряжаться собственностью на этот экземпляр» без разрешения владельца авторских прав на произведение. К примеру, можно перепродать материальную копию приобретенной книги, не нарушая право на распространение произведения владельца авторских прав. «Как только владелец авторских прав выводит защищенный авторскими правами товар в коммерческий оборот путем его продажи, он/она так исчерпывает свое исключительное законное право контролировать» распространение этого конкретного товара» (Quality Kings Distributions, Inc. V. L’anza Research Intern., Inc., 523 США 135, 152 (1998)). Покупатели NFT могут сделать вывод, что эта доктрина наделяет сопоставимыми правами и для ситуации реализации НФТ. Однако, например, Служба авторского права США и хотя бы один суд пришли к выводу, что доктрина первой продажи не обязательно распространяется на цифровые произведения (Capitol Records, LLC v. ReDigi Inc. No. 16-2321 (2d Cir. Dec. 12, 2018)). Мотивирование этого вывода состоит в том, что доктрина первой продажи – это всего лишь узкое исключение из общего исключительного права на распространение. Однако при передаче цифрового произведения электронным образом создается новый экземпляр, таким образом нарушая исключительное право владельца авторских права создавать экземпляры собственного произведения. К тому же, доктрина первой продажи не применяется к произведениям, отдельные права по которым были переданы по лицензии, а не проданы (Apple Inc. V. Psystar Corp., 658 F3d 1150, 1155 (9th Cir. 2011)). Авторам и правообладателям, таким образом, следует быть осмотрительными и четко объяснять, что, хотя покупатель покупает NFT, права на связанное цифровое произведение не продаются (не полностью уступаются), а в ограниченной форме частично передаются по лицензии.

Еще одна проблема, которая не была решена — это применение условий лицензии к производным (следующим после первого) покупателям. Если покупатель покупает НФТ на том же маркетплейсе, где была осуществлена его первая продажа, никаких сложностей с регулированием не возникает, ведь будущий покупатель также согласился быть обязанным условиями пользования маркетплейсом. Однако одним из преимуществ NFT является то, что их часто можно передавать вне платформы, где ее впервые предлагали для продажи. В таких ситуациях будущий покупатель может и не быть осведомленным с условиями и ограничениями лицензии, которые применяются к возможности использования связанного с токеном произведения. Включение ссылки на условия лицензии в метаданные НФТ может не решить вопрос, ведь покупатель не обязан и может не знакомиться с метаданными до момента совершения приобретения, а даже если покупатель и ознакомился с метаданными заранее, процесс продажи/передачи NFT может не предусматривать этап, на котором покупатель выражает свое согласие на применение соответствующих условий лицензии. Некоторые компании разрабатывают технологические решения, по которым НФТ «заворачивают» в правомочный договор, согласно которому покупатель обязан дать соответствующее согласие до момента, когда NFT может быть передано.

В следующей публикации из цикла рассмотрим возможные правовые средства защиты для субъектов на рынке торговли NFT.

Заказать услугу

c нашими специалистами

Только буквы и пробелы (от 2 до 30 символов)
Используйте формат name@mail.com
Только буквы, цифры и пробелы (от 2 до 30 знаков)

Остались вопросы?

Запишитесь на профессиональную консультацию

Только буквы и пробелы (от 2 до 30 символов)
Введите номер, пример +380777777777