Finance Business Service
ул. Антоновича, 72/74 03150 Киев, Украина
+38 044 498 56 40, info@fbs-group.com
Пн-Пт с 08:00 до 19:00 Киев
Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages
Generic selectors
Exact matches only
Search in title
Search in content
Search in posts
Search in pages
Только буквы и пробелы (от 2 до 30 символов)
Введите номер, пример +380777777777

Борьба с рейдерством в Казахстане

Рейдерство получило распространение в Республике Казахстан сравнительно недавно и на сегодняшний день является распространенным явлением.Рейдерство За несколько лет рейдерство, как социальный феномен, развился от «черного» захвата с использованием силы и грубым нарушением уголовного законодательства до «белого», когда захват предприятия, активов, прав на имущество происходит в рамках закона и при поддержке со стороны силовых структур и судебных органов. На всей территории бывшего Советского Союза рейдерство развивается по одним и тем же правилам. Соответственно, страны СНГ пытаются бороться с рейдерством, перенимая опыт друг друга и используя аналогичные институты. Основным способом борьбы с рейдерством является, в первую очередь, криминализация действий, направленных на неправомерных захват имущества.

Так, в Казахстане принят закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам противодействия неправомерному захвату бизнеса и собственности (рейдерству)» от 11 января 2011 года № 385-IV, который вводит в Казахстане понятие «рейдерство» и уголовную ответственность за него.

Рейдерством, согласно закону, является:

  • незаконное приобретение права собственности на:

— долю участия в юридическом лице

— имущества

— ценных бумаг юридического лица

  • установление контроля над юридическим лицом в результате:

— умышленного искажения результатов голосования

— воспрепятствования свободной реализации права при принятии решения высшим органом

— внесения в протоколы собрания, заседания, в выписки из них заведомо недостоверных сведений о количестве голосовавших, кворуме или результатах голосования

— составления заведомо недостоверного подсчета голосов или учета бюллетеней для голосования

— блокирования или ограничения фактического доступа акционера, участника, члена органа управления или члена исполнительного органа к голосованию

— несообщения сведений о проведении собрания, заседания

— сообщения недостоверных сведений о времени и месте проведения собрания, заседания

— голосования от имени акционера, участника или члена органа управления по заведомо подложной доверенности, путем нарушения, ограничения или ущемления права преимущественной покупки ценных бумаг

—  умышленное создание препятствий при реализации права преимущественной покупки ценных бумаг

— иные незаконные способы, повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов физических и (или) юридических лиц, государства.

Тем не менее, сегодня в рейдерстве зачастую  участвуют как правоохранительные органы, так и суды и высококвалифицированные специалисты. В этой связи государство не может гарантировать полную безопасность от попыток захвата частного бизнеса. Достаточно вспомнить недавние попытки силового захвата здания, принадлежащего АО «Нурбанк».

Казахстанским предпринимателям приходится самим искать инструменты защиты своего бизнеса и своих активов. Одним из таких инструментов является владения активами и бизнесом с использованием оффшорных компании. Основным преимуществом использования оффшорных схем является полная конфиденциальность конечных владельцев бизнеса, что соответственно существенно снижает следующие риски:

  • Риск силового захвата бизнеса и/или активов у реального собственника. Однако, предприниматели должны понимать, что нужно позаботится о том, чтобы реального владельца бизнеса или актива не смогли вычислить по косвенным признакам.
  • Риск захвата собственности по неправомерному решению суда. Если оформить активы или бизнес на иностранного номинального держателя или депозитария, то рейдерам придется потрудиться, чтобы найти конечного собственника. А еще сложнее сфальсифицировать документы иностранного юридического лица и/или решение иностранного суда.
  • Риск фальсификации записей в реестре владельцев компании. Если в Казахстане ведение реестра передали в частные руки законодательно и все же присутствует возможность давления на регистраторов, то за рубежом ведение реестра является устоявшейся практикой и подкупить или надавить на регистратора весьма затруднительно.

Использование оффшорных компании для защиты своих активов является достаточно доступным вариантом для большинства предпринимателей Казахстана, хотя имеет и свои минусы. Так, например, все дивиденды, исходящие в адрес компании, зарегистрированной в оффшорной зоне, облагаются сравнительно высоким налогом. Тем не менее, есть и другие опции защиты бизнеса и активов, к которым прибегают бизнесмены, которым безопасность своих активов является важнейшим аспектом.

К таким опциям относятся учреждение юридических лиц, являющихся участниками казахстанских юридических лиц в таких юрисдикциях как Швейцария, Германия, Англия, Нидерланды и т.п., что создает видимость присутствия иностранного инвестора в Казахстане. Более того, в случае каких либо конфликтов с органами Республики Казахстан, можно всегда попросить помощи у торговых представительств или консульства страны, в которой зарегистрирована компания, владеющая бизнесом, активами в Казахстане.

Мировое бизнес сообщество также широко используют инструменты трастового управления или фондов на Кипре, в Панаме, в Лихтенштейне и т.п. Данные инструменты предоставляют полную гарантию от исков при банкротстве, разводах и решения иностранных судов не могут быть признаны и исполнены, например, в Панаме. Схема с использованием трастов и фондов заключается в эффективном использовании института общего права – equitable trust, при которой учредить передает все права собственности на актив доверительному владельцу или фонду, но оставляет за собой право справедливой собственности (equitable right).

Такие страны как Лихтенштейн, Панама и Кипр доказали свою способность защитить активы богатых людей на должном уровне.